Интегративная онкология с использованием терапии Viscum album у собаки с диагнозом фибросаркома полости рта: описание случая

Перевод статьи A. C. V. Valle, A. C.Carvalho (2022) Integrative oncology using the viscum album therapy improves quality of life in a dog diagnosed with oral fibrosarcoma - case report // Brazilian Journal of Development March 2022. 8(3):17732. DOI: 10.34117/bjdv8n3-14

 

Резюме

 

Рак у собак и кошек представляет собой сложный процесс с несколькими переменными. По этой причине его лечение затруднено и часто не приносит пациентам пользы. Фибросаркома ротовой полости является относительно распространенным новообразованием в ветеринарной онкологии и входит в тройку наиболее частых новообразований у собак. Традиционное лечение, как правило, заключается в хирургическом вмешательстве с последующей химио- и/или радиотерапией. Однако такая терапия не предполагает излечения или даже улучшения качества жизни пациентов. В связи с этим возникают интегративные методы лечения, призванные обеспечить лучшее качество жизни и период выживания онкологических больных, ценя их благополучие. Гомеопатия заняла особое место в этой области, предлагая пациентам облегчение и улучшенное качество жизни. Она используется в качестве отдельной терапии и/или в сочетании с традиционными методами лечения и может уменьшить побочные эффекты, вызванные последними. Целью данного исследования было рассказать об интегративном лечении собаки с диагнозом фибросаркома ротовой полости с использованием Viscum album, инъекционной гомеопатии, хромотерапии и других методов, что привело к повышению качества жизни и выживаемости в течение 27 месяцев. Ключевые слова: омела, рак, собака, комплементарная терапия.

 

1 ВВЕДЕНИЕ

 

Фибросаркомы - это злокачественные мезенхимальные новообразования [1]. Этиология этой опухоли связана с вакцинацией, радиацией, генетическими факторами и химическими канцерогенами [2].

 

По последним данным, существует породная предрасположенность к фибросаркоме собак [3], [4], и наиболее подвержены заболеванию такие породы, как швейцарская горная собака, ротвейлер, ретривер (золотистый и лабрадор), доберман, боксер, овчарка, терьер, пинчер и гордон сеттер [3-5]. На основании имеющихся противоречивых данных предполагается, что половой предрасположенности не существует [3-5]. Обычно заболевание встречается у собак среднего и пожилого возраста, от 7 до 12 лет [5], [6]. На долю этой опухоли приходится от 7,5 до 25 % всех случаев рака ротовой полости [6], и она является третьим по частоте новообразованием, встречающимся в ротовой полости собак. Фибросаркома составляет 12,9 % всех новообразований и от 2,3 до 2,6 % злокачественных опухолей [7]. Она считается местно-инвазивной и может инвазировать соседние костные ткани, что затрудняет разграничение первичных и вторичных новообразований. Напротив, она мало метастазирует (всего 20-25 % случаев), а когда метастазы появляются, то обычно поражают легкие и печень гематогенным путем [2].

 

Пораженные животные могут испытывать боль в месте новообразования, а при поражении костей клинические признаки включают нежелание опираться на конечность, хромоту и патологические переломы. При наличии метастазов клинические признаки наиболее выражены, включая одышку или желтуху п ри поражении легких или печени, соответственно [8]. Окончательный диагноз ставится при гистопатологическом исследовании [2].

 

В качестве лечения выбора показано радикальное хирургическое иссечение образования в месте его возникновения. В зависимости от биологического поведения, гистопатологических характеристик и стадии опухоли используются безопасные границы от 3 до 5 см. При локализации опухоли в конечностях показана ампутация. Поскольку этот тип новообразований имеет инфильтративный рост, удаление опухоли в некоторых случаях может быть неэффективным [9], [10]. Поэтому возможны рецидивы (частота возникновения от 30 до 70 %), в среднем через шесть месяцев после процедуры. По этой причине показано сочетание лучевой и/или химиотерапии с хирургическим лечением [9], [10]. Прогноз пациентов с фибросаркомой благоприятен при небольших размерах опухоли, отсутствии метастазов и свободных хирургических краях. Однако прогноз ухудшается, если опухоль превышает 8 см в диаметре и/или имеются метастазы [10]. Традиционные методы лечения рака не излечивают заболевание и не улучшают качество жизни пациентов. По этой причине необходимо искать уникальные или даже дополнительные методы лечения, которые смягчают побочные эффекты, вызываемые традиционными методами терапии. В этом контексте интегративные методы лечения, и интегративная онкология, в основном с помощью Viscum album, обеспечивает лучшее качество жизни пациентов [11].

 

Viscum album - растение европейского происхождения, обладающее выдающейся иммуномодулирующей активностью для хозяина и избирательной цитотоксической активностью для опухоли [12]. Лекарства, полученные из этого растения, можно отпускать в соответствии с предписаниями Антропософской медицины или гомеопатической фармакопеи [13]. Некоторые авторы сообщают о хороших результатах лечения рака с помощью этой терапии [13].

 

Цель данного исследования - рассказать о лечении 10-летней собаки породы золотистый ретривер с диагнозом фибросаркома ротовой полости. Пациент прошел интегративное онкологическое лечение акцентом на терапию Viscum album, без ампутации верхней челюсти и с 27-месячной выживаемостью.

 

2 ОПИСАНИЕ СЛУЧАЯ

 

10-летний голден-ретривер, самец, кастрированный, поступил в клинику NaturalPet, Бразилиа, Бразилия, в 2018 году. У животного была диагностирована фибросаркома ротовой полости, расположенная в медиальной части левой нижней челюсти, на уровне премоляра, с двухмесячной очевидной эволюцией. Опухоль уже была удалена за 40 дней до обращения в клинику Naturalpet, и ветеринаром, ведущим дело, была рекомендована одностороннее удаление нижней челюсти.

 

Однако владельцы отказались от процедуры и обратились в клинику Naturalpet за услугами комплементарной медицины.

 

При физическом осмотре животное было бодрым, с нормальной окраской слизистой оболочки, TPC 2", аускультация сердца и дыхательных путей в пределах нормы для возраста и вида, лимфатические узлы в пределах нормы. При осмотре ротовой полости было обнаружено воспалительное поражение в околодесневой области нижнего левого первого моляра. Был взят образец крови для полного анализа крови и биохимических показателей. Были назначены следующие инъекционные препараты: Viscum album D3, D6, D9, D12 и D30 (Injectcenter), Mercurius solubilis D35 (Injectcenter), Apis melifera D6 (Injectcenter) и Chelidonium majus D35 (Injectcenter), подкожно, в одном шприце, один раз в день, в течение 90 дней. Также перорально был назначен Phosphorus 30CH, три капли, один раз в день, в течение 30 дней. Кроме того, пациента кормили кетогенной диетой, назначенной другим коллегой. Кроме того, раз в неделю животное должно было возвращаться в клинику для внутривенного введения одной ампулы Viscum album D3 (Injectcenter), связанного с аутогемотерапией. Аутогемотерапия проводилась путем забора 2 мл крови из яремной вены с последующим ее подкожным введением обратно пациенту.

 

Viscum album (Injectcenter) также вводился подкожно с помощью инсулинового шприца и подкожной иглы (45X13) в месте удаления фибросаркомы.

 

3 РЕЗУЛЬТАТЫ

 

Через 15 дней после начала лечения пациент был бодр. По словам владельца, улучшились аппетит, общее самочувствие и сон, а также уменьшилось состояние усталости, которое наблюдалось ранее. Как следствие, животное начало играть со своими игрушками. Взятый образец крови для анализа и биохимических тестов показал подходящие параметры (табл. 1 - 8 ноября-18). Первая компьютерная томография (КТ), проведенная в октябре 2018 года (рис. 1), показала наличие аморфной и изоденсивной неоформации, расположенной в боковой области третьего левого премоляра, размером около 0,78 см в высоту x 0,4 см в ширину x 0,5 см в длину (рис. 1B). Свод черепа был сохранен по форме и плотности костной ткани. Боковой, третий и четвертый желудочки имели типичные морфологические характеристики для возраста пациента (рис. 1С). Дальнейшие изменения не выявлены. Грудная клетка - костные структуры грудного каркаса были сохранены, метастазы в легких отсутствовали. Топография стернальных, медиастинальных и трахеобронхиальных лимфатических узлов без видимых изменений (рис. 1D). Кардиологический силуэт был в пределах нормы. Никаких других примечательных изменений. Брюшная полость - печень, поджелудочная железа и надпочечники имели нормальные размеры и контуры, очаговых поражений не было. Желчный пузырь с осадком (рис. 1А). Селезенка имела обычный объем и контуры, неоднородное усиление, наличие множественных узелков по всей селезеночной паренхиме, самый большой размером около 0,6 см в диаметре (рис. 1E и F). Наличие гиперденсивной структуры внутри мочевого пузыря. Нормальная простата и элементы задней стенки. Других примечательных изменений нет.

 

Рисунок 1: Указано зелеными стрелками. А) Желчный пузырь с осадочным изоденсивным содержимым. Б и В) Изображения, свидетельствующие о наличии аморфного и изоденсивного новообразования в боковой области третьего левого премоляра размером примерно 0,78 см в высоту x 0,4 см в ширину x 0,5 см в длину. Г) Грудная клетка в пределах нормы. E и F) Селезенка с множественными гиперпоглощающими узелками, беспорядочно распределенными по селезеночной паренхиме, самый крупный узелок размером около 0,6 см в диаметре.

 

Таблица 1: Показатели крови и биохимические измерения, проведенные в период наблюдения в данном отчете. Та Таблицу можно посмотреть в оригинале статьи

 

После КТ была проведена новая хирургическая операция по удалению пораженного премоляра. Передние и боковые зубы, расположенные рядом с пораженным премоляром, также были удалены. Было проведено выскабливание кости и прижигание пораженной области при температуре 50 оС. Была проведена биопсия, и образец ткани был направлен на гистопатологический анализ.

 

Результаты показали, что около 70-90% фрагментов содержали неопластические клетки (рис. 2). Поражение было гиперклеточным, инфильтративным, хорошо демаркированным, не инкапсулированным, разрастающимся и замещающим подслизистую. Неопластические клетки располагались беспорядочными пучками, в основном слипшиеся, поддерживаемые умеренной фиброваскулярной стромой. Клетки были фузиформными, с умеренно выраженными краями и умеренно эозинофильной и гомогенной цитоплазмой. Ядро было крупным и вытянутым, одинарным или двойным, с рыхлым хроматином и выраженными нуклеолами (одинарными или двойными). Наблюдался анизоцитоз, умеренный анизокариоз и два митоза на десять полей высокой мощности (400X). Сосуды были свободны от неопластических клеток, но края были нарушены. Наблюдались участки с дискретным отложением эозинофильного и аморфного материала и клеточных обломков (некроз), нейтрофилов и макрофагов.

 

Гистопатологический диагноз - фибросаркома (70-90%).

 

Рисунок 2. Злокачественная пролиферация фибробластов представлена черной звездочкой.

 

После хирургического вмешательства протокол лечения не изменился. В декабре 2018 года были проведены дополнительные обследования (Таблица 1 - Дек-18), которые продемонстрировали стабильность показателей крови и биохимических измерений по сравнению с последним обследованием, проведенным в ноябре 2018 года.

 

Клиническое состояние животного оставалось стабильным с декабря по апрель (табл. 1 - Дек-18, Янв-19 и Апр-19). В мае 2019 года пациенту была проведена новая КТ для наблюдения за развитием ситуации. КТ выполнена в мае 2019 года (рис. 3): Череп - свод черепа сохранил соответствие и плотность костной ткани (рис. 3C). На снимках было видно частичное отсутствие левой верхней челюсти и зубов 205, 206, 207 и 208. Боковой, третий и четвертый желудочки имели нормальные морфологические характеристики и показатели ослабления для возраста пациента. Костные структуры были сохранены, признаков, совместимых с внутренним средним отитом, не было.

 

Брюшная полость - печень с типичным объемом, ровными контурами и неоднородным контрастным усилением. Наличие низко поглощающего контраст узла (рис. 3В) в топографии левой средней доли, диаметром около 1,1 см. Поджелудочная железа и надпочечники имели типичные размеры и контуры, однородное ослабление, равномерное усиление, без очаговых поражений. Селезенка увеличена в объеме, контуры ровные, контрастное усиление неоднородное. В паренхиме распределены множественные узелки с повышенным поглощением (рис. 3А), более выраженные в дорсальной части, самый крупный размером около 1,2 см в диаметре. Почки, брюшная аорта, каудальная полая вена и воротная вена были в норме.

 

Кишечные петли были нормальными. Мочевой пузырь и простата были в пределах нормы. Изоаттенюационное содержимое с признаками протрузии межпозвонкового диска между позвонками L7-S1 (рис. 3D), центральное. Грудная клетка - костные структуры грудного каркаса сохранены, без признаков переломов и/или лизиса костей, а также потери их морфологических характеристик и конформации. Метастатических легочных узелков не выявлено. Сердечный силуэт, грудная аорта, краниальная и каудальная полая вены были в норме.

 

После КТ, проведенной в мае 2019 года, протокол лечения был изменен: добавлены подкожные инъекции Chelidonium majus D35 (Injectcenter) и Taraxacum officinalis D35 (Injectcenter), по одной ампуле каждого, в разные дни; и 20 минут хромотерапии раз в неделю (синий свет, с кристаллическим преломлением света, с частотой 700 Герц, расположенный на высоте печени).

 

Viscum album D2 (Injectcenter) также вводился дважды в неделю внутривенно, заменяя однократное применение в неделю. За животным продолжал следить другой коллега по поводу питания, и оно оставалось на кетогенной диете.

 

Лечение продолжалось до августа 2019 г. с забором образцов крови (табл. 1 - авг. 19) для последующего наблюдения. По просьбе владельца была проведена дополнительная компьютерная томография. Показатели крови и биохимические показатели оставались в пределах нормы по сравнению с последним обследованием, проведенным в мае 2019 года.

 

КТ, выполненная в августе 2019 года: Череп - изображения указывают на частичное отсутствие левой верхней челюсти, а также зубов 205, 206, 207 и 208 (рис. 4). Сохранены соответствие и плотность костей свода черепа. Отсутствие признаков утолщения менингеальной оболочки, аномального поглощения контраста, признаков менингита. Ушные каналы были нормально проветрены, костные структуры сохранены. Задние элементы были в норме, без дальнейших выявляемых изменений. Грудная клетка - костные структуры грудного каркаса сохранены. Метастатических легочных узелков не обнаружено. Шейный и грудной сегменты трахеи были проходимы, анатомические пути сохранены, калибр просвета не изменен. Сердечный силуэт, грудная аорта, краниальная и каудальная полые вены были в норме.

 

Позвоночник - никаких других примечательных изменений. Живот - желудок был слегка растянут с наличием газа и жидкого содержимого внутри. Печень имела обычный объем и контуры. Однако в левой медиальной доле отмечалось неоднородное усиление и слабо поглощающий контраст узел диаметром около 0,68 см. Поджелудочная железа и надпочечники были в норме. Селезенка была увеличена в объеме, имела ровные контуры и неоднородное контрастное усиление. Присутствовали множественные узлы с повышенным поглощением, беспорядочно распределенные по селезеночной паренхиме, самый крупный размером около 1,08 см в диаметре. Почки, брюшная аорта, каудальная полая вена и воротная вена были в норме. Кишечные петли и простата были в пределах нормы. Изоаттенюационное содержимое с протрузией межпозвонкового диска между позвонками L7-S1, центральное, размером около 158 HU* (единица Хаунсфилда), характеризующее материал межпозвонкового диска, которая занимает около 70% позвоночного канала, сдавливая иннервацию спинного мозга. Других примечательных изменений нет.

 

Рисунок 3: А) Селезенка с множественными гиперпоглощающими узелками, беспорядочно распределенными по селезеночной паренхиме. Б) Печень с одним узелком. В) Череп с нормальными морфологическими и эмиссионными характеристиками. D) Грыжа пояснично-крестцового позвонка.

 

Рисунок 4. Изображения, свидетельствующие о частичном отсутствии левой верхней челюсти и зубов 205, 206, 207 и 208.

 

Протокол лечения не был изменен после КТ, проведенной в августе 2019 года. Пациент оставался клинически стабильным, без дальнейших изменений в клиническом поведении.

 

В октябре 2019 года были проведены новые анализы крови и биохимические измерения (табл. 1 - Oct-19), показавшие незначительное изменение уровня печеночных ферментов и значительное изменение общего количества лейкоцитов.

 

В январе 2020 года был взят образец крови для дополнительного анализа крови и биохимических измерений. Результаты были в пределах нормы (Таблица 1 - Янв-20). Животное было клинически здоровым, но для контроля была проведена новая КТ.

 

КТ выполнена в январе 2020 года: Череп - отсутствие первого верхнего правого резца и верхних левых премоляров (101, 205, 206, 207 и 208). Сохранены соответствие и плотность костей свода черепа. Отсутствие геморрагических скоплений, кист, абсцессов или внутричерепных новообразований. Левый слуховой проход был нормальный. Костные структуры сохранены, признаков, указывающих на средний или внутренний отит, нет. Наличие изоденсивного содержимого в правом горизонтальном канале, вблизи барабанной перепонки. Барабанная булла была сохранена. Левый медиальный ретрофарингеальный лимфатический узел незначительно увеличен в объеме, имеет ровные контуры и неоднородное контрастное усиление, представляет собой овальный, малопоглощающий, хорошо ограниченный узелок диаметром около 0,2 см.

 

Задние элементы были в норме. Дальнейших изменений не выявлено. Грудная клетка - костные структуры грудного каркаса сохранены. Изображения указывают на двустороннее увеличение подмышечных лимфатических узлов. Метастатических легочных узлов не выявлено. Сердечный силуэт, грудная аорта, краниальная и каудальная полая вена были в норме. В подкожной клетчатке левой вентролатеральной области грудной клетки на уровне одиннадцатого ребра визуализировался овальный, изоденсивный и гиперпоглощающий узелок. Он имел четко очерченные границы и составлял около 1,4 см в диаметре. Задние элементы были нормальными. Других примечательных изменений нет. Живот - печень имела обычный объем и контуры, неоднородное контрастное усиление и представляла собой малозаметный узел в левой медиальной доле диаметром около 1,18 см (рис. 5). Поджелудочная железа и надпочечники были в норме. Селезенка была увеличена в объеме, имела ровные контуры и неоднородное контрастное усиление. В паренхиме селезенки имелись множественные гиперпоглощающие узелки с плохо определяемыми границами, самый крупный размером около 1,7 см в диаметре, расположенный в головке селезенки. Почки, брюшная аорта, каудальная полая вена и воротная вена были в норме. Петли кишечника и мочевой пузырь были в пределах нормы. Изображения указывают на увеличение объема подвздошных и двусторонних паховых лимфатических узлов. Предстательная железа находилась в пределах нормы. Нормальные задние элементы. Других примечательных изменений нет.

 

Рисунок 5: А) Наличие множественных узелков в селезенке. Б) Наличие одного узла в печени. C) Наличие узелка, расположенного в головке селезенки. D) Легкие без изменений. E) Наличие протрузии диска в L7-S1.

 

Протокол лечения был изменен сразу после получения результатов КТ. Пациент оставался клинически стабильным, без дальнейших изменений в его клиническом поведении. Смесь двух препаратов Viscum album D3 (Injectcenter/Iscador) вводился один раз в неделю подкожно и два раза в неделю внутривенно. Viscum album в комбинациях (Injectcenter) принимался один раз в день, подкожно, четыре раза в неделю. Остальные препараты не менялись. Однако хромотерапия была приостановлена, и была начата подкожная озонотерапия один раз в неделю. В марте 2020 года владельцы сообщили о росте десны выше правого клыка (рис. 6). Была проведена стоматологическая профилактика с целью удаления фрагмента, и по результатам гистопатологического анализа был поставлен диагноз эпулис

 

Рисунок 6: Десневое образование на правом клыке.

 

Дополнительная КТ была выполнена в июле 2020 г. (рис. 7): Череп - наличие овального, обширного и инфильтративного новообразования с четко очерченными границами и гиперпоглощением контраста в левой верхней челюсти (рис. 7B), на уровне верхних премоляров (она вторгалась в левую носовую полость в топографии вентрального носового меатуса; рис. 7C и D). Размеры новообразования составляли около 2,58 см в высоту x 2,48 см в ширину x 3,30 см в длину (рис. 7E). Отсутствие верхних зубов, предположительно первых и третьих резцов справа, клыков справа и премоляров слева (зубы 101, 103, 104, 205, 206, 207 и 208).

 

Наблюдался костный лизис альвеолярных отростков левых премоляров, левой верхней челюсти и нёбного отростка левой верхней челюсти (рис. 7А). Наличие изоденсивного содержимого в прямом наружном слуховом проходе, вблизи барабанной перепонки, а также интрамуральных очагов минерализации в двустороннем горизонтальном проходе. Сохранены костные связки. Левый медиальный ретрофарингеальный лимфатический узел с незначительно увеличенным объемом, ровными контурами и неоднородным контрастным усилением, свидетельствующий об овальном, малопоглощающем, хорошо отграниченном узле диаметром около 0,2 см. Нормальные задние элементы. Других изменений не выявлено.

 

Грудная клетка - без признаков переломов и/или лизиса костей, а также потери их морфологических характеристик и конформации. Метастатических легочных узелков не выявлено. Сердечный силуэт, грудная аорта, краниальная и каудальная полые вены в норме. Нормальные задние элементы. Заслуживающих внимания изменений нет. Брюшная полость - печень сохранена в объеме, контуры ровные, контрастное усиление неоднородное. Наличие узла с низким уровнем поглощения в левой медиальной доле, с определенными границами, размером примерно 1,20 см в высоту x 1,95 см в ширину x 0,98 см в длину (рис. 8B). Также визуализировался аморфный участок с плохо определяемыми границами. Она имела неоднородное контрастное поглощение с участками низкого и повышенного поглощения, располагалась на топографии квадратной доли печени и имела размеры около 4,09 см в высоту x 5,06 см в ширину x 5,19 см в длину.

 

Селезенка была увеличена в объеме, имела округлые края, неоднородное контрастное усиление и множественные узлы гиперпоглощения с плохо очерченными границами, распределенные по всей селезеночной паренхиме. Самый крупный узел находился в головке селезенки и имел диаметр около 1,80 см (рис. 8C). Поджелудочная железа, надпочечники, почки, брюшная аорта, каудальная полая вена и воротная вена были в норме. Мочевой пузырь не имел отклонений. Лимфатические узлы в брюшной полости были увеличены (рис. 8A). Предстательная железа находилась в пределах томографических стандартов. В левой вентролатеральной области краниальной части живота, на уровне девятого ребра, располагался хорошо отграниченный, овальный, изоденсивный, подкожный узелок диаметром около 1,4 см. Гиператтензивное содержимое с признаками протрузии межпозвонкового диска между позвонками L7-S1, по центру-латерали слева, размером около 258 HU* (Hounsfield Unit), соответствующее минерализованному материалу межпозвонкового диска, занимающее около 70% позвоночного канала, сдавливающее иннервацию спинного мозга, приводящее к частичной невральной окклюзии двусторонних фораминальных отверстий. Нормальные задние элементы. Других примечательных изменений нет.

 

Рисунок 7: А) Лизис костной ткани альвеолярных отростков левых премоляров, левой верхней челюсти и небного отростка левой верхней челюсти. B, C, D) Наличие овального, экспансивного, инфильтрирующего новообразования с четко очерченными границами, расположенного в левой верхней челюсти на уровне верхних премоляров, инвазирующего в левую носовую полость, в топографии вентрального носового меатуса. Е) Опухолевое поражение левой верхней челюсти.

 

Рисунок 8: А) Увеличенные лимфатические узлы брюшной полости. Б) Печень - наличие низкоактивного узла в левой медиальной доле, с определенными границами, размером примерно 1,20 см в высоту x 1,95 см в ширину x 0,98 см в длину. Наличие аморфной области с плохо определяемыми границами, неоднородным контрастным поглощением, состоящим из участков с низким и повышенным поглощением, расположенной в топографии четвертичной доли печени. Сеансы хромотерапии были возобновлены, а озонотерапия с этого момента приостановлена.

 

Смесь Viscum album P D3 (Injectcenter/Iscador) был заменен на смесьViscum album Qu D2 (Injectcenter/Iscador) для внутривенного применения три раза в неделю. Остальной протокол не менялся. Анализ крови и биохимические показатели, проведенные в сентябре 2020 года (табл. 1 - Sept-20), были в пределах нормы и соответствовали ранее проведенным исследованиям. Клиническое состояние пациента оставалось стабильным, без существенных жалоб со стороны владельцев, несмотря на знание об эволюции опухоли. В начале октября 2020 года животное стало чувствовать себя неважно и уныло, быстро перейдя к затруднениям при ходьбе на задних конечностях.

 

Клинические признаки были совместимы с имеющейся протрузией диска, что подтверждалось всеми визуализационными исследованиями. Было начато консервативное лечение с использованием акупунктуры и физиотерапии, сопровождавшееся инъекционными подкожными аппликациями Arnica D9 (Injectcenter), по одной ампуле дважды в день, в течение 15 дней. По истечении этого срока клинических улучшений не наблюдалось, и были проведены ПЦР на Leishmania infantum, Babesia canis, Borrelia sp., Anaplasma sp. и Ehrlichia canis, все они были отрицательными. Поэтому пациент был направлен на повторное визуализационное исследование. КТ была проведена 03 октября 2020 года. Изображения показали наличие аморфной, экспансивной, инфильтрирующей неоформации с четко очерченными границами. Она располагалась в левой верхней челюсти, на уровне верхних премоляров, и проникала в левую носовую полость, в топографию вентрального носового меатуса, размером около 4,45 см в высоту x 4,20 см в ширину x 7,54 см в длину (рис. 9A и B). Отсутствие верхних зубов, предположительно являющихся первыми и третьими резцами, правым клыком и левыми премолярами (зубы 101, 103, 104, 205, 206, 207 и 208).

 

Лизис костной ткани альвеолярных отростков левых премолярных зубов, левой верхней челюсти и нёбного отростка левой верхней челюсти. Левый ретрофарингеальный лимфатический узел был увеличен в объеме, о чем свидетельствовал овальный, малопоглощающий, хорошо отграниченный узелок диаметром около 0,32 см. Правый ретрофарингеальный лимфатический узел также был увеличен в объеме. Грудная клетка (рис. 9C) - изображения, свидетельствующие об увеличении грудных лимфатических узлов. В левой хвостовой доле наблюдался очаг альвеолярного инфильтрата (рис. 9D). Силуэт сердца, грудная аорта, краниальная и каудальная полая вена были в норме. Брюшная полость - печень (рис. 9F) представлена овальной областью с плохо очерченными границами и низким поглощением контраста в левой боковой доле, диаметром около 2,50 см.

 

Также имелась аморфная область с плохо очерченными границами и неоднородным контрастным поглощением, преимущественно с низким поглощением. Она располагалась в топографии левой медиальной доли и имела размеры примерно 4,1 см в высоту x 4,9 см в ширину x 5,4 см в длину (рис. 9E). Поджелудочная железа и надпочечники были в норме. Селезенка была увеличена в объеме, имела неровные контуры, неоднородное контрастное усиление и множественные узлы с повышенным поглощением, границы которых плохо определялись. Самый крупный узелок диаметром около 1,87 см располагался в головке селезенки (рис. 9G).

 

Почки, брюшная аорта, каудальная полая вена, воротная вена, кишечные петли, мочевой пузырь и простата были в норме. В левой вентролатеральной области краниальной части живота, на уровне девятого ребра, располагался хорошо отграниченный, овальный, изоденсивный, подкожный узелок диаметром около 1,4 см. Гиператтенуирующее содержимое с признаками протрузии межпозвонкового диска между позвонками L7-S1 (рис. 10A), центральное, размером около 207 HU* (единица Хаунсфилда), соответствующее частично минерализованному материалу межпозвонкового диска, занимающее около 90% спинномозгового канала, сдавливая иннервацию спинного мозга. Также наблюдался вентральный деформирующий спондилез, частично закрывающий невральные отверстия (рис. 10B). Задние элементы были нормальными, без каких-либо других примечательных изменений.

 

Рисунок 9: А и Б) Наличие неоформации, захватывающей левую носовую полость, на топографии вентрального носового хода. В) Легкое без видимых изменений. Г) Очаг альвеолярного инфильтрата в левой каудальной доле. E) Узел в печени. F и G) Селезенка с множественными узелками и узелком в головке селезенки.

 

Клиническое состояние пациента ухудшилось на следующий день после проведения последнего обследования. После этого он был направлен на госпитализацию в отделение интенсивной терапии - ICU. Результаты анализа крови и биохимических измерений, проведенных в начале октября (табл. 1 - 01-окт-20), свидетельствовали о начальной картине анемии, незначительном повышении лейкоцитов, но наиболее отягощающим фактором стало развитие острого заболевания почек. В течение недели животное получало поддерживающую медикаментозную терапию в соответствии с текущим состоянием. Новые анализы крови (табл. 1 - 07-окт-20) свидетельствовали о неблагоприятном состоянии здоровья при незначительном улучшении состояния. Пациентк был направлен на специализированную помощь в нефрологический стационар для проведения перитонеального диализа (08-авг-20), с последующим возвращением в отделение интенсивной терапии. Через два дня были проведены дополнительные обследования (табл. 1 - 10-окт-20), показавшие ухудшение анемии и гематокрита, связанное с выраженной тромбоцитопенией. Было отмечено значительное улучшение показателей фосфора и креатинина. Однако в тот же день животное умерло из-за остановки дыхания.

 

Рисунок 10: A) Протрузия межпозвоночного диска между позвонками L7-S1. Б) Протрузия межпозвоночного диска между позвонками L7-S; вентральный деформирующий спондилез, частично закрывающий невральные отверстия.

 

4 ОБСУЖДЕНИЕ

 

Фибросаркома чаще всего встречается у собак, средний возраст которых составляет от 7 до 12 лет [5]. Наши данные подтверждают эту информацию, представляя случай 10-летнего пациента, имеющего породную предрасположенность к этому заболеванию.

 

Фибросаркомы - это опухоли, которые могут расти быстро или медленно, в зависимости от степени дифференцировки. Медленно растущая форма является более распространенной [5]. Фибросаркомы редко являются метастатическими опухолями и встречаются в процентах менее 20-25% случаев в зависимости от гистологического класса [5]. Однако в настоящем сообщении были выявлены возможные метастазы. Первый метастаз был обнаружен в селезенке, а затем еще один метастаз был найден в печени (табл. 2) без возможности подтверждения гистопатологическим исследованием. Лечение фибросаркомы затруднено в ветеринарной и человеческой медицине в связи с поздней диагностикой пациента, у которого клинические признаки проявляются на более поздних стадиях заболевания [14].

 

Хирургическое вмешательство является методом выбора, учитывая низкую частоту рецидивов и низкий метастатический индекс [15], [16] при обеспечении широкого хирургического края. Порода, возраст пациента и локализация опухолевого очага мало влияют на прогноз, который тесно связан с гистологическими характеристиками [17]. Быстрый рост, наблюдавшийся в данном сообщении, указывал на агрессивность опухоли, что можно отнести к сдержанному или плохому прогнозу, учитывая, что операция максиллэктомии не была выполнена. Животному была проведена первая операция по удалению опухоли. При гистопатологическом исследовании было обнаружено, что образец имеет свободные сосуды и компрометированные края. Через год после этой процедуры была проведена новая процедура, но на этот раз на контралатеральной стороне. В биопсийном образце не было обнаружено компрометированных клеток.

 

Васконселос [18] описал фибросаркому ротовой полости у 12-летней самки золотистого ретривера весом 42 кг. У животного было обнаружено образование, прикрепленное к ростральной части челюсти. Оно было инкапсулировано, имело диаметр около 5 см и распространялось краниально в носовую плоскость, вызывая обструкцию. Пациентке была проведена неоадъювантная циторедуктивная химиотерапия и двусторонняя ростральная максиллэктомия. Однако это хирургическое вмешательство было крайне радикальным, и срок наблюдения за пациенткой составил всего 30 дней. Тем не менее, случай, описанный в данном исследовании, противоречит подобному лечению, поскольку не предусматривает радикального подхода и применения традиционных препаратов. Кроме того, период наблюдения составил 24 месяца, а выживаемость после постановки первоначального диагноза - 27 месяцев (табл. 2). В данном отчете отмечается быстрый начальный рост фибросаркомы и отсутствие клинических симптомов, что отличается от литературных данных, в которых в качестве основных болевых симптомов указываются неусидчивость и нежелание двигаться.

 

Кроме того, до момента смерти у пациента не было метастазов в легкие, наиболее часто встречающихся при фибросаркоме [5]. Размер и локализация образования соответствовали литературным данным, в которых сообщается о вариации от 1 до 15 см в диаметре [2], [5]. После вмешательства в ноябре 2018 года состояние пациента было стабильным, и до января 2020 года изменений в исходном очаге новообразования не наблюдалось. Несмотря на прогрессирующее увеличение опухоли через 13 месяцев после последнего хирургического вмешательства, у пациента было отличное качество жизни. Животное было жизнерадостным на протяжении всего периода лечения, общий срок выживания составил 27 месяцев. За этот период не было зарегистрировано никаких изменений в аппетите, боли, сне и общем самочувствии, за исключением последнего месяца.

 

В последний месяц жизни протрузия диска L7-S1 усугубилась, достигнув 90 % компрессии (табл. 2), и в связи с клиническим состоянием пациента не было возможности провести операцию по декомпрессии спинного мозга. После визуализации пациент умер от острого заболевания почек, вызванного анестезией. Настоящее исследование подтверждает данные Biegel et al. [19], Klocke et al. [20] и Blostin and Faivre [21], которые сообщили о многообещающих результатах качества жизни, связанных с продолжительностью жизни ветеринарных пациентов с диагнозом фибросаркома полости рта, получавших лечение Viscum album, независимо от того, связано оно с традиционной терапией или нет. Мы также можем отметить, что пациент получил пользу от предложенного лечения не только для лечения рака, но и для других целей, поскольку у него был осадок и отложения в желчном пузыре.

 

5 ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Традиционные методы лечения фибросаркомы не предусматривают излечения или даже улучшения качества жизни пациентов. Этот вид лечения всегда предполагает калечащие операции с ампутацией пораженных частей тела. Также используются традиционные лекарственные препараты, большинство из которых могут вызвать серьезные побочные эффекты и даже привести к невозможности продолжения лечения. Поэтому мы подчеркиваем, что лучшим выбором будет сочетание традиционной и комплементарной терапии, при этом приоритетом всегда будет качество жизни пациента. В этом контексте мы показали, что методы лечения, использованные в данном исследовании, были хорошо управляемыми и эффективными в своей цели, улучшая качество жизни пациента и ее продолжительность.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

[1] T.L. Gross, P.J. Ihrke, E.J. Walder, V.K. Affolder. Skin Diseases of the Dog and Cat: Clinical and Histopathologic Diagnosis, Roca Press, Sao Paulo, 2009.

[2] E.G. Macewen, B.E. Powers, D. Macy, S.J. Withrow. "Soft tissue sarcomas," in Withrow and MacEwen's small animal clinical oncology, S.J. Withrow and D.M. Vail (eds.), W.B. Saunders, Philadephia, 2012.

[3] N.R. Senthil, R. Chakravarthi, S. Vairamuthu. "Retrospective studies on tumor conditions in dogs over a period of four years (2014-2018)," The Pharma Innovation Journal, 9 (4S), pp. 224-227, 2020.

[4] K. Grüntzig, R. Graf, G. Boo, F. Guscetti, M. Hässig, K.W. Axhausen, S. Fabrikant, M. Welle, D. Meier, G. Folkers, A. Pospischil. "Swiss Canine Cancer Registry 1955- 2008: Occurrence of the Most Common Tumour Diagnoses and Influence of Age, Breed, Body Size, Sex and Neutering Status on Tumour Development," Journal of Comparative Pathology, 155(2-3), pp. 156-170, 2016.

[5] M.H. Goldschmidt, M.J. Hendrick. "Tumors of the skin and soft tissues", in Tumors in domestic animals, D.J. Meuten (ed.), Iowa State Press, Philadelphia, 2002.

[6] J.M. Liptak, S.J. Withrow. "Oral tumours," in Small animal clinical oncology, S.J. Withrow & D.M. Vail (eds.), Saunders Elsevier, St Louis, Missouri, 2007.

[7] G.D.L. Nunes, K.D. Filgueira. “Clinical and microscopic findings of fibrosarcoma in the oral cavity of a canine,” Revista de Educação Continuada em Medicina Veterinária e Zootecnia do CRMV-SP, 11 (3), p. 77, 2013.

[8] J.M. Liptak, L.J. Forrest. "Soft tissue sarcomas," in Withrow and MacEwen's small animal clinical oncology, S.J. Withrow and D.M. Vail (eds.), W.B. Saunders, Philadephia, 2012.

[9] I. Mikaelian, T.L. Gross. "Keloidal fibromas and fibrossarcomas in dog," Veterinary Pathology, 39 (1), pp. 149-153, 2002.

[10] S.J. Withrow, J.P. Farese. "Surgical oncology," in Withrow and MacEwen's small animal clinical oncology, S.J. Withrow and D.M. Vail (eds.), W.B. Saunders, Philadephia, 2012.

[11] A.C.V. Valle, L. Lima, L. Bonamin, H. Brunel, A. Barros, A. Carvalho A. "Use of Viscum album in the Integrative Treatment of Cholangiocarcinoma in a Dog (Canis familiaris) - Case Report," Advances in Complementary & Alternative Medicine, 5(4), pp. 476-481, 2020.

[12] A.C.V. Valle. "In vitro and in vivo evaluation of the ultra-diluted Viscum album efficacy and safety", Doctorate dissertation, Catholic University of Brasilia – UCB, Brasilia, DF, Brazil, 2020. 78p. In Portuguese

[13] A.C.V. Valle, A.C. Carvalho. "Ultra-diluted Viscum album in the Treatment of Cutaneous Melanoma in a Dog (Canis familiaris) – Case Report," Paripex – Indian Journal of Research, 10 (4), pp. 1-4, 2021.

[14] M. Nowak, J.A. Madej, P. Dziegiel. "Correlation between MCM-3 protein expression and grade of malignancy in mammary adenocarcinomas and soft tissues fibrossarcomas in dogs," In Vivo, 23(1), pp. 49-53, 2009.

[15] N. Ehrhart. "Soft-tissue sarcomas in dogs: a review", Journal of American Animal Hospital Association, 41(4), pp. 241-246, 2005.

[16] D. Chase, J. Bray, A. Ide, G. Poltron. "Outcome following removal of canine spindle cell tumours in first opinion practice: 104 cases," Journal of Small Animals Practice, 50(11), pp. 568-574, 2009.

[17] G.K Olgivie, A.S Moore. "Fibrossarcoma in dogs. Managing the veterinary cancer patient: a practice manual," Veterinary Learning Systems Company, Treton, 1995.

[18] M. Vasconcellos. "Oral fibrosarcoma of low histological grade and high biological aggressiveness: case report," PubVet, 12(7), p. 138, 2018.

[19] U. Biegel, K. Ruess-Melzer, P. Klocke. "Orally administered Viscum album Quercus dilutions in the therapy of feline fibrosarcoma in cats," Phytomedicine, 18(SVIII), p. 24, 2011.

[20] P. Klocke, U. Biegel, O. Clottu, M. Ramos, V. Gerber, K. Ruess-Melzer. Using Viscum album extracts (ISCADOR) for successful management of neoplasms of the skin in horses and cats in consideration of aspects relevant to human medicine. European Journal of Integrative Medicine, 1(1), p. 6, 2008.

[21] R. Blostin, C. Faivre. “Bénéfices du gui fermenté chez le chat aprèsexérèse de fibrosarcome. Résultats d'une étude préliminaire”, Phytothérapie, 6(6), pp. 352-358, 2008. In French.

Источник: https://www.researchgate.net/publication/359204615_Integrative_oncology_using_the_viscum_album_therapy_improves_quality_of_life_in_a_dog_dia
Категория: Случаи лечения | Добавил: (03.06.2024)
Просмотров: 72 | Теги: выживаемость, качество жизни, фибросаркома, Viscum album, собака, онкология | Рейтинг: 0.0/0
Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика